Written By admin

Адильжан АЛЬБАЗАРОВ, в одно мгновение лишившийся должности директора Павлодарского кардиоцентра, дал эксклюзивное интервью газете “Время”, в котором отверг все предъявляемые ему претензии. Причем каждое свое слово он подкрепил документами и многочисленными перепис­ками с главой регионального облздрава.

Впервые об уголовном деле, возбужденном в отношении Альбазарова, сообщил на брифинге руководитель регионального управления здравоохранения Айдар СИТКАЗИНОВ. Тогда кардиохирурга, впервые в истории отечественной медицины реконструировавшего методом гибридной хирургии дугу аорты, назвали неэффективным менеджером. Дескать, он и лицензию на получение госзаказа в рамках социального медицинского страхования просрочил, и ПСД на ремонт одного из корпусов учреждения не выполнил при выделенном на эти цели финансировании.

А самое главное – еще год назад кардиохирург якобы подписал документы о принятии в эксплуатацию дорогостоящего оборудования, тогда как оно по сей день не работает. Именно этот факт, о чем впоследствии сообщили в пресс-службе регио­нального ДЭР, и стал причиной досудебного расследования по статье 189 Уголовного кодекса “присвоение или растрата вверенного чужого имущества”.

Речь идет об ангиографе общей стоимостью более чем 400 миллионов тенге. Этот аппарат для диагностики состояния сосудов находился в городской больнице Экибастуза. Он был смонтирован и готов к работе, но по какой-то причине им там не пользовались. Поэтому было принято решение передать ангио­граф кардиоцент­ру. На демонтаж оборудования, перевозку и повторную установку из бюджета планировалось дополнительно выделить 26 с лишним миллионов тенге. В присвоении этих денег сейчас и обвиняют бывшего директора кардиоцент­ра.

– Облыс әкімінің ангиографты Екібастұздан Павлодарға көшіру туралы тапсырмасы 2020 жылдың маусым айында берілген, – деп еске алады оқиғаның хронологиясын Әділжан Әлбазаров. – Мұны жабдықты жеткізуші компанияның маманы ғана жасай алады, өйткені біз өте сезімтал аппарат туралы айтып отырмыз. Осы мақсаттарға қосымша қаражат бөлуді сұрадым. Облыстық үкімет қаржыландыруға рұқсат берді. Бірақ соңында ақша ешқашан бөлінбеді. Және бұйрықты орындау керек болды. Ал орталық түрік инженерінің еңбегін ақылы қызметтен өз есебінен төледі. Өйткені, орталықта барлық қажетті құрал-жабдықтардың толық жинақталғаны бізді де қызықтырды.

– Аппарат перевезли в декабре 2020 года. В январе 2021-го его смонтировали, – продолжает кардиохирург. – Ангиограф, когда его подключили, был в рабочем состоянии, и я подписал акт выполненных работ. Вот только прослужил он совсем недолго. Как сказали наши инженеры-технологи, нужно было другое программное обеспечение. К тому моменту турецкий специалист уже отбыл на родину, а наши, отечественные, только разводили руками. Да и гарантийные обязательства компании никто не отменял. Но в феврале 2021 года из-за ковидных ограничений все еще были сложности с пересечением границы. И сразу вылететь в Казахстан инженер не смог. Весной он заразился ковидом, полтора месяца находился на лечении и, к сожалению, умер от осложнений нового вируса. Соответствующая справка о его смерти имеется, так же как и регулярная переписка с поставщиком оборудования о выполнении им гарантийных обязательств. Сложность заключалась в том, что инженеры по лицензионной установке медицинского оборудования – это “штучный товар”. Зачастую даже компании-поставщики приглашают их из других стран. А тут даже и этого нельзя было сделать из-за пандемии!

В общем, переговоры с турецкой стороной затянулись до осени. И все это время, по словам экс-главы Павлодарского кардио­центра, он регулярно ставил в известность облздрав о том, на каком этапе находится работа по запуску ангиографа в эксплуатацию. То есть финансовый аудит кардиоцентра, начатый в ноябре 2021 года по инициативе акима области, Америку здешним топ-менеджерам здравоохранения не открыл в принципе.

– Сейчас объявлен новый конкурс на установку ангиографа. Он есть, оборудование в целости и сохранности, оно никуда не пропало, но его нужно дополнить программным обеспечением. Соответственно, деньги из бюджета пока не выделены. А с компании, которая в первый раз установила нам ангиограф, мы будем требовать возврата денег через суд, – сообщил Адильжан Альбазаров.

А вот его версия по несделанной проектно-сметной документации на проведение ремонта одного из кардиологических корпусов.

– Это было мое предложение – оптимизировать работу областной кардиослужбы, – продолжает собеседник. – Основной корпус кардиоцентра был построен в 2012 году. Это огромное здание – 24 тысячи квадратных метров, рассчитанное на 60 коек кардио­логического стационара. Представляете, какие огромные деньги оплачиваются просто за воздух! А профильные отделения, например реабилитационный центр или кардиология, которые, по идее, должны находиться все в одном месте, разбросаны в разных частях города. Для рационального использования площадей я предложил выделить кардиологическую поликлинику, которая сейчас находится вместе со стационаром, в отдельное здание. А высвободившиеся площади использовать для расширения кардиохирургического стационара хотя бы до 200 коек. Ведь потребность в этом виде медицинской помощи, учитывая распространенность сердечно-сосудистых заболеваний среди населения, просто огромна.

Оба предложения – и о строительстве пристройки для поликлиники, и о ремонте основного корпуса центра с последующим расширением под стационар – были приняты. Да, центру были выделены средства, чтобы разработать ПСД на ремонт основного корпуса. Эти деньги, так же как и ангиограф, в целости и сохранности. Но зачем мне сейчас делать ПСД, если даже не начато строи­тельство пристройки под поликлинику? На это потребуется как минимум год. И расчеты ПСД с учетом постоянно растущих цен на стройматериалы уже будут некорректны. А начинать ремонт основного корпуса сейчас, когда не построена поликлиническая пристройка, невозможно. Куда мне деть поликлинику, в которую еже­дневно обращаются от 340 до 400 пациентов? – недоумевает врач.

Единственное, в чем признает свое упущение Адильжан Альбазаров, это в том, что допустил двухдневную просрочку по лицензированию одного из видов медицинской деятельности. Но не по участию в государственном заказе, как было сказано на брифинге, а по безопасности.

– Любой рентгенологический аппарат требует лицензии атомной безопасности. Этот документ выдается на три года. В кардио­центре срок действия этой лицензии истекал 28 декабря 2021 года, – объясняет экс-глава медицинского учреждения. – Все необходимые документы мы загрузили на сайт уполномоченного органа – Министерства энергетики – в конце ноября. Но за три года, прошедшие с момента последнего получения лицензии по атомной безопасности, поменялся ряд условий. И нам вернули документы на доработку. 15 декабря мы повторно загрузили на сайт полный пакет документов с уже внесенными изменениями. Но срок рассмотрения заявки – 15 дней. 30 декабря с просрочкой в два дня мы получили лицензию.

По словам Адильжана Альбазарова, этот документ мало влияет на получение государственного заказа в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи или страховой медицины. По крайней мере, рес­публиканский ФСМС (Фонд соцмедстрахования) не увидел никаких проблем в двухдневной просрочке по этому виду лицензирования и открыл необходимое финансирование.

– А павлодарский ФСМС на этом основании запретил нам участвовать в получении госзаказа и оштрафовал на 2,5 миллиона тенге. Штраф мы оплатили. И хочу подчеркнуть: ни один больной не оказался без бесплатной медицинской помощи, положенной ему в рамках социальных медицинских программ, – отметил Адильжан Альбазаров.

Бросать свою лучшую среди региональных кардиохирургическую команду экс-директор центра, вопреки распространяемым слухам, не собирается. Он говорит, что будет работать через индивидуальный договор с клиникой, чтобы проводить мастер-классы и обучать молодых специалистов кардиохирургическим тонкостям. И что бы ни пытались внушить сейчас коллективу областные власти, приводя статистику без учета ковидных времен, врачи за своего бывшего директора стоят горой. И очень надеются, что их видеообращение к президенту страны не останется незамеченным.

Ирина ВОЛКОВА, фото автора, Павлодар